vba: (Default)
К.Симонов и в своих дневниках, и в произведениях неоднократно касался темы вины армии СССР, которая в 1941 году не выполнила своей задачи; эту задачу в результате был вынужден выполнить народ. В "Живых и мертвых" Зосима Иванович озвучивает мысли автора:

— А теперь я так понимаю, что не все у Красной Армии есть, чему надо быть! Подумать, сколько времени не можем фашиста остановить! А теперь я спрашиваю и прошу за это к ответу: а почему же нам не сказали?

И действительно, несмотря на предвоенные литавры, армия стала так быстро бежать, что в оккупации сразу оказались миллионы людей, не говоря уже о ресурсах. Кто их должен был защищать, если не армия – такой рефрен постоянно виден у Симонова. А другой, связанные с этим аспект, это незнание ни армией, ни населением того, что ждет людей, оставленных в захваченных областях, в самом скором будущем. Вся антигитлеровская пропаганда была притушена в СССР перед войной, чтобы не раздражать своего соседа, занятого разборками с мировой плутократией. Например, большая часть еврейского населения Белоруссии и Украины не была эвакуирована сразу же после начала войны и, в результате, погибла.

Тетя Наташа, Наталья Николаевна Акимова, очень давний и очень близкий друг нашей семьи, перед войной была врачом в минской психиатрической больнице Новинки. Когда немцы захватили Минск, она осталась со своими больными. Я знал, что во время войны она была связана с партизанами, передавала им медикаменты. О войне мало рассказывала. Но недавно я узнал, что она давала показания на процессе в Минске в январе 1946 года, когда судили группу немцев, обвиненных в массовых убийствах. Действительно, кто бы мог подумать, что эти приличные люди будут заниматься такими делами буквально через два месяца после начала оккупации. Вот показания главного врача больницы Н.Н.Акимовой, данные на допросе свидетелей 19 января 1946 года.Read more... )

Как видим, уничтожались не партизаны, даже не сочувствующие им, а самые обыкновенные больные. Кроме того, в колонии оставались и евреи, которые тоже, видимо, не подозревали того, что их ждет. Возможно, если бы антисемитская политика нацистской Германии меньше замалчивалась в 1939-41 годах в СССР, многие евреи использовали бы все возможные средства, чтобы бежать от наступающих немецких войск, и в многочисленных бабьих ярах погибло бы меньше людей.

После гибели больницы Наталья Николаевна заведовала минской аптекой. Часть сотрудников аптеки была арестована гестапо за связь с партизанами. Наталья Николаевна тоже была арестована, но на допросах все отрицала, а другие ее не выдали, и она была отпущена. В сентябре 1943 года упоминавшийся в показаниях генеральный комиссар Кубе был взорван в своем доме. После этого, как мне кажется, тетя Наташа бежала к партизанам, потому что гестапо гребло всех подряд (но точно я не помню, как я говорил, она об этом не любила вспоминать и редко обращалась к тем годам), и очень многие были казнены.

После войны, на процессе 1946 года к казни были приговорены 14 из 18 подсудимых, в том числе и упоминавшийся жандарм Митман.

На следующий день после выноса приговора, 30 января, они были повешены на минском ипподроме при огромнейшем скоплении народа.
vba: (Default)
Сегодня беседовал с матушкой о том, как она принимала участие в сталинской пропаганде времен войны. Вот кадр из "Свинарки и пастуха", вторая справа девушка в темном платке это моя мама.
Babushka - Svinarka_i_pastuh-003

Read more... )
vba: (Default)
В связи с повальным мародерством, монетизацией памяти о войне и безразмерной глупостью, упакованной в георгиеские ленты, все шире начало распространяться недоверие к семейным вспоминаниям о воевавших дедах. Неоднократно видел такое - да какой дед у этого сопляка воевал? в лучшем случае этот дед в эвакуации соску сосал.

Это другая крайность, тоже не очень хорошая.

Вот возьмем, скажем, меня. Папа мой отвоевал с 1941 года, а я даже сейчас еще не полностью вышел из детородного возраста. Так что если бы сейчас у меня было дитя малолетнее (что вполне допускаемо), оно могло бы вполне на законных основаниях пропищать, что его "деды воевали". В общем, не надо с порога отвергать.

Но, конечно, нынешний военный маскарад в масштабах страны поражает своей психопатичностью. Все, наверно, уже видели это:

Еду домой вечером (я живу на новой Риге). По дороге заезжаю в торговый комплекс — там у нас и «Перекрёсток», и аптека, и всё что угодно. Все продавщицы — и девушки, и вполне взрослые женщины — в военных пилотках.

Вид, прямо сказать, глуповатый, причём они это чувствуют. Я, понятно, спрашиваю — а почему сразу не в касках и где, собственно, автоматы? «Нам приказали…» — виновато, пряча глаза. Кто??! Молчат.

Господи, спаси нас, грешных…

Вот я думаю, что если бы мой покойный папа увидел свою внучку, наряженную в окровавленные бинты или в гимнастерку, подпоясанную георгиевской лентой, он, наверно, подумал, что враги провели атаку на Россию с помощью газа, лишающего население разума. Потому что из народной трагедии устроить такой косплей может только сумасшедший. (Правда, так эксплуатировать народную трагедию может не сумасшедший, а очень расчетливый человек). Представляю, в каком шоке были бы те молодые фронтовики, которых мы видели в нашем детстве.

Предвижу возражение – а что странного в георгиевских стрингах "Родина-мать зовет" или маршах в плащ-палатках и касках? Просто люди празднуют победу, вот и все.

Ну тогда задайте себе вопрос, почему через 10, 20, 30, 40 лет после войны, когда фронтовики еще были живы, о подобных карнавалах никто и подумать не мог? Пальцем у виска покрутили бы, глядя на такой косплей. Так почему? Что, теперь стали лучше понимать, что такое война? больше сопереживать? Или что?

Ну а дальше личное, ко дню памяти. Мой папа где-то весной 45-го.Read more... )
vba: (Default)
Действительно, это имело смысл.
Сейчас в интернете выложено много документов времен войны, и вчера я с удивлением узнал, что мой тесть, которого я прекрасно знал, пропал без вести в июне 1942 года. Вот документ



При том, что в плену не был, а потом обнаружился не на Северном Кавказе, где пропал без вести, а каким-то образом на 2-м Прибалтийском и Ленинградском фронтах и там же награжден орденом и медалями.

Видимо, неразбериха была приличная.

Не знаю, получила ли теща извещение о пропаже мужа. Сама-то она тогда на оккупированной территории находилась. Наверно, нет, да оно и к лучшему.

P.S. Интересно, обнаружил документ о награждении мужа моей тети (Валериана Иринарховича А.) медалью "За победу над Германией", ст. лейтенанта, прослужившего всю войну на Ташкентском фронте в Среднеазиатском округе. Военный картограф. Вот, были военные люди, которые служили всю войну, а на фронт не попали.
vba: (Default)
Уж сколько раз твердили миру, что нынешние массовые российские представления о той войне (за представления в других странах не скажу) часто более чем лубочны. Но это не обязательно от того, что люди ленивы и нелюбопытны, просто некоторые довольно важные темы вообще очень слабо отражались и в официальной историографии, и в искусстве, откуда черпались основные представления. Например, что такое была жизнь населения в оккупации. Или тема советских женщин, мобилизованных в армию. Тема тем более интересная, что, похоже, во второй мировой войне, кроме СССР, ни одна другая страна не проводила массовых женских мобилизаций (поправьте, если это не так).

Например, я сам никогда не читал и не видел, скажем, в кино сюжетов о мобилизованных женщинах. Как будто такого явления не было, а ведь были мобилизованы сотни тысяч женщин. Речь идет не о добровольцах-санитарках или партизанках, героинях многих фильмов, а о тех, кто был призван повестками в ПВО, транспорт, связь, аэродромное обслуживание. Довольно интересная статья о призванных женщинах констатирует:

реакция женщин на мобилизацию - энтузиазм, попытки уклонения, механизмы адаптации - все это нам практически неизвестно.

Вот внесу маленький вклад, упомяну про попытку уклонения.Read more... )
vba: (Default)
Я уже писал про то, как реконструкторы (по выражению [livejournal.com profile] oude_rus) в Донбассе взялись приватизировать провод пленных по Москве в июле 1944. Антифашисты, блин. Вот чего не хватает для перформанса - икон и хоругвей с ликом Сталина.

Сегодня за завтраком разговорился с матушкой на тему лета 1944 и марша пленных, чему она была свидетелем. Она тогда заканчивала институт и писала диплом в помещении парткома Министерства путей сообщения. Да, в то время туда пускали беспартийных – зимой можно было греться, там была библиотека, и студентам выделяли стол на каждого, что было роскошью. Располагалось это здание недалеко от Красных Ворот.

По радио сообщили, что поведут пленных по Садовому кольцу, и все побежали смотреть, благо было недалеко. Ну и я, говорит, пошла.Read more... )
vba: (Default)
Тема Отечественной войны в России приобрела религиозный характер. При этом как обыватели не очень в курсе основ христианства (а чаще понимают его как совокупность обрядов и некий символ, обозначающий русскую идентичность и объединяющий русских против врагов), так и война представляет собой набор неких незыблемых штампов. Такое положение сложилось в том числе и благодаря советскому (российскому) кинематографу. Вот интересное явление - что представляет собой практически любой фильм о 1941-45 годах? Это стрельба, бои, шпионы, танки, наступление, отступление... А ведь в эти годы войну переживало 90-95% населения СССР, которые форму не носили, и о которых потом неоднократно высокопарно говорили "войну выиграл советский народ". А как же показывает жизнь этого народа наш кинематограф? А никак не показывает.

Сколько вы можете назвать фильмов, где показано тяжелейшее военное время, но нет стрелялок? Read more... )
vba: (Default)
С трудом оторвав матушку от интернета, завел разговор о сегодняшней годовщине. Как вы все, безусловно, помните, ровно 79 лет назад 1 декабря в Ленинграде был злодейски убит любимец партии Сергей Миронович Киров. После этого убийства последовал целый ряд весьма неприятных событий.

- Как сейчас помню, - ответствовала матушка .-Мы с Кирой Сергеевой пошли кататься на коньках в центр Лосинки. Там на столбе висел большой черный громкоговоритель, который постоянно вещал. И вот этот черный и сообщил такую зловещую новость.

-Ну и как вы восприняли её? - спрашиваю.- В смысле, взрослые, дедушка, бабушка.

- А никак не восприняли. Не до этого было. Это было очень голодное время, думали, в основном, где еду достать. Незадолго до этого мой папа снес в торгсин свой орден, украшенный золотом, и на вырученные деньги купил нам две коробки толокна. Очень вкусного.

- Как-то ты по-обывательски рассуждаешь. Все-таки, после убийства Кирова начались репресии, вон дядю твоего в Лениграде выслали, а потом арестовали. И вся вакханалия 37-38-х годов...

- Вот, кстати, 37-38-й годы были гораздо более сытные. Уже не было такого голода. Папа даже радиоприемник купил, СИ-235. В войну у нас его конфисковали. Уже тогда институт наш эвакуировался, лекций не было, я на фабрику работать пошла. Опять страшный был голод... Ладно, не мешай, я хочу в интернете про Яковлева почитать.

Вот так с этим старшим поколением. Ты им об истории, они тебе о еде.
vba: (Default)
Утром за завтраком матушка мне сообщила, что сегодня – годовщина парада Победы 1945 года. После чего пустилась в воспоминания, как ее, работавшую тогда в управлении Московско-Курской ж/д, обязали идти на демонстрацию. Оказывается, после парада планировалась еще и демонстрация.

- Такой ливень шел в этот день... Мы все промокли до нитки, пока стояли, дожидались этой демонстрации. А потом вдруг объявили, что демонстрация отменяется. Может быть, из-за дождя...

Но интересно, что смотреть на немецких пленных, которых прогнали по Садовому кольцу за год до этого, летом 1944, никто не принуждал. Люди сами охотно шли. Как, опять же, сегодня за завтраком мне было доложено, матушка в этот день писала диплом в помещении парткома МПС, куда дипломников пускали, и мгновенно распространился слух, что по Москве поведут пленных. И все побежали смотреть!

Народу на тротуарах набралось очень много. Часто из толпы немцам кричали всякие оскорбительные слова. Пленные вели себя по-разному. Офицеры и генералы шли, смотря только вперед и совершенно не реагируя на толпы зрителей. Солдаты же вовсю крутили головами, все рассматривали и даже пытались вслух читать вывески:
- Бу-лоч-на-я. Ма-га-зин.

- И ты знаешь, что было самым удивительным? – спрашивает матушка. -За ними ехали машины, которые мыли мостовую.

- Что ж тут удивительного, - отвечаю я. – Такое символическое действие...

- Нет, ты не понял. Мы же никогда до этого не видели машин, которые сами моют мостовые.
vba: (Default)
Вчера за ужином разговорился с матушкой о событиях ровно 70-летней давности. 22 июня 1941 она встретила в татарском поселке Кокозы, в Крыму, где проходила студенческую геологическую практику.
- И что ты сделала, когда услышала по радио, - спрашиваю.
- Ну, я сразу поняла, что когда война – надо запасаться. Поэтому пошла в лавку и купила пакет пряников.

После такого разумного поступка в группе началось обсуждение, что делать дальше – продолжать практику и двигаться в сторону Ялты или уходить через Бахчисарай на Симферополь и оттуда обратно в Москву. Победили романтики, и, погрузив скарб на татарские арбы, все двинулись дальше в горы собирать свои камни.Read more... )
vba: (Default)
Сегодня ровно 60 лет, как поженились мой отец и моя мать. В простой, невыходной день 9 мая. Капитан армии, Калининский, Воронежский, 1 Украинский фронт. Студентка МИИТа 1941-1945, работница фабрики военной продукции 1941, химзавода 1942-43 годы.

Ровно через 6 лет, тоже 9 мая, отца похоронят в возрасте 36 лет.
vba: (Default)
В начале 1943 года мой дедушка стал умирать от голода. Он был очень высокий и крупный человек, и 400 г хлеба, которые он получал по иждивенческой карточке, конечно никак не могли его спасти. У него начались безбелковые отеки, он ослеп и оглох, хотя ему было только 64 года.

Все ценные вещи из дома были уже обменены на продукты в подмосковных деревнях. Были, конечно, еще маленькие хитрости. Мама ездила к Казанскому вокзалу, где можно было отоварить хлебные карточки бубликами. Потом она продавала эти бублики, которые были дороже хлеба, и покупала на вырученные деньги хлеб. Но этот приварок был, конечно, мизерным.

Был еще небольшой источник. За мамой ухаживал один молодой санитар, иногда ездивший с фронта в Москву. В каждый приезд он привозил в качестве презента хлеб и сало. Но зимой 43-го он, почему-то не приехал.
-Почему же Коля не едет? - спрашивал ослепший дедушка. –Когда же он приедет?

Оставался только один выход, чтобы достать продукты – продать часть дома. Но никто не хотел покупать. Люди с деньгами говорили – немцы уже на Волге, а если фронт опять сюда придет? Пропадет дом. Нет смысла покупать.Read more... )
vba: (Default)
Всё пошло по-другому, после 6 декабря, когда началось наступление. Фронт двинулся обратно, и все в доме опять поверили, что немцы сюда не дойдут.

Мама к тому времени устроилась работать на фабрику. Во-первых, это давало рабочую карточку, а во-вторых можно было быть в тепле, а не оставаться в нашем холодном доме. А после 6 декабря ее с другими работницами фабрики мобилизовали на работы и послали в только что освобожденные деревни Волоколамского района. Они должны были восстанавливать ж/д пути, но вскоре им дали более неотложное дело - собирать трупы, оставшиеся после наступления.

Это была очень тяжелая работа, надо было тащить трупы по полю, а потом забрасывать на грузовики. Трупы были закоченевшие и с настолько заиндевевшими лицами, что было почти невозможно разобрать черты. Немецкие трупы, особенно офицерские, отличались от наших хорошим бельем, рубашками, а не только формой.Read more... )
vba: (Default)
Мне с детства запали в память некоторые даты, которые постоянно упоминались в моей семье. Жизнь, как бы, делилась на то, что было до и после этих дат.
Это были 16 октября, 6 декабря и Сталинград.

Шестнадцатого октября стало ясно, что немцы могут придти, и очень даже быстро. В доме, где я вырос, в Лосинке, рядом с Москвой, тогда жила моя мама - студентка МИИТа, ее старшая сестра Светлана и бабушка с дедушкой. В октябре пришли военные снимать у нас телефон.
- А вы нам его скоро обратно поставите, - спросил наивный дедушка, на что ему ответили, что лучше пусть он озаботится своей судьбой в ближайшие дни.

16 октября всё пришло в движение, все куда-то бежали. Мамин институт и предприятие Светланы в спешке эвакуировались. По Лосинке распространился слух, что в магазинах в соседних деревнях все раздают населению, чтобы не досталось немцам. И мама со своей подругой отправились пешком в Челобитьево, где был продуктовый.

По дороге навстречу в сторону Москвы шло много красноармейцев. Грязные, расхристанные, многие без шапок, несмотря на холод. Говорили, что они идут из-под Вязьмы. Непонятно было, почему они идут не в сторону фронта, а наоборот, оттуда, и от этого было еще страшней.Read more... )

Profile

vba: (Default)
vba

December 2016

S M T W T F S
    123
45 67 8 910
11 12 13 14 15 16 17
1819 20 21 22 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 21st, 2017 06:24 am
Powered by Dreamwidth Studios