Jun. 22nd, 2016

vba: (Default)
К.Симонов и в своих дневниках, и в произведениях неоднократно касался темы вины армии СССР, которая в 1941 году не выполнила своей задачи; эту задачу в результате был вынужден выполнить народ. В "Живых и мертвых" Зосима Иванович озвучивает мысли автора:

— А теперь я так понимаю, что не все у Красной Армии есть, чему надо быть! Подумать, сколько времени не можем фашиста остановить! А теперь я спрашиваю и прошу за это к ответу: а почему же нам не сказали?

И действительно, несмотря на предвоенные литавры, армия стала так быстро бежать, что в оккупации сразу оказались миллионы людей, не говоря уже о ресурсах. Кто их должен был защищать, если не армия – такой рефрен постоянно виден у Симонова. А другой, связанные с этим аспект, это незнание ни армией, ни населением того, что ждет людей, оставленных в захваченных областях, в самом скором будущем. Вся антигитлеровская пропаганда была притушена в СССР перед войной, чтобы не раздражать своего соседа, занятого разборками с мировой плутократией. Например, большая часть еврейского населения Белоруссии и Украины не была эвакуирована сразу же после начала войны и, в результате, погибла.

Тетя Наташа, Наталья Николаевна Акимова, очень давний и очень близкий друг нашей семьи, перед войной была врачом в минской психиатрической больнице Новинки. Когда немцы захватили Минск, она осталась со своими больными. Я знал, что во время войны она была связана с партизанами, передавала им медикаменты. О войне мало рассказывала. Но недавно я узнал, что она давала показания на процессе в Минске в январе 1946 года, когда судили группу немцев, обвиненных в массовых убийствах. Действительно, кто бы мог подумать, что эти приличные люди будут заниматься такими делами буквально через два месяца после начала оккупации. Вот показания главного врача больницы Н.Н.Акимовой, данные на допросе свидетелей 19 января 1946 года.Read more... )

Как видим, уничтожались не партизаны, даже не сочувствующие им, а самые обыкновенные больные. Кроме того, в колонии оставались и евреи, которые тоже, видимо, не подозревали того, что их ждет. Возможно, если бы антисемитская политика нацистской Германии меньше замалчивалась в 1939-41 годах в СССР, многие евреи использовали бы все возможные средства, чтобы бежать от наступающих немецких войск, и в многочисленных бабьих ярах погибло бы меньше людей.

После гибели больницы Наталья Николаевна заведовала минской аптекой. Часть сотрудников аптеки была арестована гестапо за связь с партизанами. Наталья Николаевна тоже была арестована, но на допросах все отрицала, а другие ее не выдали, и она была отпущена. В сентябре 1943 года упоминавшийся в показаниях генеральный комиссар Кубе был взорван в своем доме. После этого, как мне кажется, тетя Наташа бежала к партизанам, потому что гестапо гребло всех подряд (но точно я не помню, как я говорил, она об этом не любила вспоминать и редко обращалась к тем годам), и очень многие были казнены.

После войны, на процессе 1946 года к казни были приговорены 14 из 18 подсудимых, в том числе и упоминавшийся жандарм Митман.

На следующий день после выноса приговора, 30 января, они были повешены на минском ипподроме при огромнейшем скоплении народа.

Profile

vba: (Default)
vba

December 2016

S M T W T F S
    123
45 67 8 910
11 12 13 14 15 16 17
1819 20 21 22 23 24
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 09:02 pm
Powered by Dreamwidth Studios